Геннадий Корбан

ОБЪЕКТИВКА

КТО:
Корбан Геннадий Олегович, родился 24 мая 1970 г. в Днепропетровске.

ОБРАЗОВАНИЕ:
В 1997 г. окончил Днепропетровский горный институт, специальность — «экономист».

КАРЬЕРА:
1990-1991 гг. — брокер, Московская биржа «Центр союз» и Российская товарно-сырьевая биржа.
1992 г. — собственник и коммерческий директор брокерской конторы «Украина».
С 1994 г. — председатель наблюдательного совета ОАО ИК «Славутич Капитал».
С 2001 г. — председатель наблюдательного совета ОАО «Южный горно-обогатительный комбинат».
С 2005 г. — член наблюдательного совета ОАО «Укрнафта».

СЕМЬЯ:
Трое сыновей

Заявления профессионального рейдера номер один в Украине Геннадия Корбана об отходе от этого бизнеса – похоже, не более чем эмоциональная реакция на последние события по жесткому захвату рынка «Озерка». Человек, знающий все об особенностях национального рейдерства, поделился с «ВД» своим видением разницы между цивилизованным в его понимании рейдерством и бандитизмом. И обрисовал перспективы разрешения конфликтов в еще не поделенных между ФПГ сферах.

«Когда с битами захватывают предприятие — это бандитизм»

gt;Кого вы считаете наиболее авторитетными рейдерами в Украине?

— Я знаю многих людей, которые занимались корпоративными конфликтами и впоследствии просто получили несколько стратегических предприятий, на этом остановились и стали спокойно вести бизнес. Это нельзя назвать рейдерством. А если это исключить, то, например, я назвал бы Константина Жеваго (народный депутат от БЮТ, ФПГ «Финансы и Кредит» — прим. «ВД»). Было много конфликтов вокруг Полтавского ГОКа, вокруг «АвтоКрАЗа», «Луганскоблэнерго», «Одессаоблэнерго». Он — высочайший профессионал в корпоративных конфликтах, очень внимательно относится к таким вещам, как реестр акционеров, сертификаты… Очень детально в этом разбирается, в отличие от многих других олигархов. На Жеваго работали хорошие адвокаты, он уделял особое внимание работе с Госкомиссией по ценным бумагам, ну, и в результате его бизнес структуризовался. С какими-то активами ему пришлось расстаться, как, например, «Луганскоблэнерго», «Лугансктепловоз». Но он позиционирует себя как стратег, а не как обычный корпоративный игрок.

Другой хороший пример — Василий Хмельницкий (народный депутат от БЮТ, совладелец «Запорожстали» — прим. «ВД»). Он начинал с консалтинга, ну, а потом появилась возможность и, очевидно, средства, недорого купить «Запорожсталь»(30% акций, рыночную стоимость которых сегодня оценивают в $400 млн — прим. «ВД»). На этом он сделал имя, капитал, и дальше уже выступал как стратегический инвестор.

gt;Владельца СКМ Рината Ахметова вы не относите к рейдерам из-за его «мирного» развода с Индустриальным союзом Донбасса?

— Нет, это были «домашние» сделки: развод по-донецки, свадьбы по-донецки… Он, скорее, стратегический инвестор, бизнесмен, который изначально нацелился на построение корпоративной империи. Я бы не сказал, что Ахметов замечен в каких-то корпоративных конфликтах, в основном он решал все вопросы путем переговоров — это правильно. Тут, конечно, действовал еще фактор региона. Приходит Ахметов, и, естественно, люди предпочитают договориться, чем воевать.

gt;Саму группу «Приват» неоднократно обвиняли в рейдерстве. Один из последних наиболее резонансных случаев — разбирательства вокруг 70% акций ТРК «Студия «1 1»...

— Почему Роднянский называет это (судебные разбирательства между Игорем Коломойским, Борисом Фуксманом и Александром Роднянским относительно права собственности на 70% акций ООО ТРК «Студия «1 1» — прим. «ВД») рейдерством?! Ведь идет открытый судебный процесс. Я уверен, что сторона Коломойского изложила далеко не все свои аргументы — это (разбирательства в судах Украины — прим. «ВД») был всего лишь жест, который должен напомнить г-ну Фуксману о заключенных сделках. Но, очевидно, это не было понято. Поэтому, судя по всему, придется идти другими путями, приводить более серьезные аргументы.

gt;«Мировая» возможна?

— С Роднянским вряд ли, а вот со СМЕ — да. Я знаю, что у Коломойского были встречи с Рональдом Лаудером (собственник Central Media Enterprises, гражданин США — прим. «ВД»), были сделаны какие-то предложения друг другу.

gt;Последние случаи конфликтов, возникших между менеджментом и собственниками «Житомирхлеб», «Днепрофарм», имеют ярко выраженные признаки рейдерства…

— Кто стоит за этими конфликтами, мне неизвестно. Скорее всего, это мелкие хищники, «пираньи», чье имя мало кому известно, потому что вся их деятельность сконцентрирована на каком-то одном конфликте. Если же человек профессионально занимается корпоративными конфликтами, он должен думать обо всех составляющих этой деятельности, в первую очередь, о криминальной. Он должен действовать в рамках законодательства. Когда он переходит эту черту, его деятельность на рынке корпоративных конфликтов превращается либо в бандитизм, либо в мошенничество. Когда с битами захватывают предприятие — это бандитизм. Когда люди при помощи поддельных документов устанавливают свой менеджмент на предприятии — пишут протокол собрания, протокол регистрации акционеров, ставят своих секретаря и председателя собрания, идут к нотариусу, заверяют бланки, — это мошенничество. Но выглядит солидно. Прокуроры и милиционеры вообще плохо в этом разбираются, для них бумага на нотариальном бланке — это серьезно.

gt;И что вы называете бандитизмом? Можете привести конкретные примеры?

— Это «Озерка» (конфликт между группой «Приват» и группой Максима Курочкина — прим. «ВД»), Кременчугский сталелитейный завод (конфликт между акционерами, представляющими интересы группы «ТАС», и банком «Форум» — прим. «ВД»).

Мы («Приват» — прим. «ВД») всегда ставим точку в конфликтах. Но вот конфликт вокруг «Озерки» длится уже 2,5 года, я не знаю, как его закрыть, но хочу. Я думаю, что и они (Максим Курочкин — прим. «ВД») хотят. Но я не знаю, как нам поговорить, после того, как в меня стреляли («Мерседес» Геннадия Корбана был обстрелян в Днепропетровске 19 марта 2006 г. — прим. «ВД»). Курочкин все время дергает Коломойского, хочет с ним поговорить. Но Коломойский не будет с ним разговаривать, это не его уровень. Потом, не поймешь вообще этого Курочкина, ведь он говорит, что продал рынок «Озерка» российскому бизнесмену Владимиру Воробьеву — с кем вообще надо разговаривать?

gt;А как насчет охранной фирмы «Б.О.Г.», которую связывают с «Приватом», и которая выполняет самую «грязную» работу? Что представляет собой эта структура?

— Это провокационный вопрос. Эта структура, название которой расшифровывается как «Безопасность. Охрана. Гарантия», является генподрядчиком по охране предприятий, представляющих интересы группы — Марганецкого, Орджоникидзевского, Южного ГОКов, коксохимов, «Азота»… Но ее сотрудники несут не просто охранную функцию, а еще и пресекают акты воровства, вандализма на предприятиях. Действительно, иногда мы их привлекаем к действиям, связанным с защитой наших интересов или интересов предприятий, входящих в группу. Но они не имеют оружия, среди них нет боевиков. Это бывшие сотрудники милиции, «Беркута», в основном офицеры младшего состава, которые знают службу. Криминала там нет.

«Для того чтобы бороться с «пугалом» по имени рейдерство, нужно знать, как оно выглядит»

gt;Рынок рейдерских услуг в Украине растет?

— Да, спрос большой, и рынок увеличивается, в первую очередь, благодаря частой смене власти, которая провоцирует передел собственности. Нынешний передел я назвал бы вторым с половиной переделом, то есть промежуточным между вторым (оформлением ФПГ) и третьим (передел сфер между ними).

gt;В России для рейдеров наступают тяжелые времена. Будут ли они пытаться развить свой бизнес в Украине?

— Да. Я знаю ряд адвокатских структур, которые недавно зашли в Украину и сразу начали обслуживать таких людей, как Константин Григоришин, Михаил Щеголевский, Александр Дементиенко (последние двое являются совладельцами НПИГ «Интерпайп» — прим. «ВД»). Они передислоцируются сюда, думая, что тут своего рода Эльдорадо.

К примеру, Сергей Судаков (известный российский рейдер — прим. «ВД») помогал Григоришину в борьбе за облэнерго. Когда Петр Порошенко пытался отстаивать интересы Виктора Пинчука перед государством в конфликте вокруг НЗФ, то работал тот же Судаков, которого, опять же, нанимали Григоришин и Порошенко.

Еще из российских — группа Курочкина, не знаю, как ее назвать, «Русский клуб» или «Русь» — у них все это имеет некую политическую обертку. Хотя то, чем занимался Курочкин в Украине, — это было типичное рейдерство именно в российской обертке, с российской этикеткой. То есть он мог забрать гостиницу «Днiпро» при помощи технологии внесения ее в уставный фонд предприятия, где государство изначально получает менее 40% акций. (В феврале-апреле 2005 г. ГлавКРУ обнаружило факт незаконной передачи имущества гостиницы «Днiпро» на сумму 90,7 млн грн. в уставный фонд предприятия «Днiпро-Елiт». МВД связывает эту компанию с российским бизнесменом Максимом Курочкиным — прим. «ВД»).

gt;Цены на ваши услуги растут?

— Безусловно, растут. Все зависит от того, что ты делаешь. Если защищаешь — это одни цены, ты работаешь с тем, что люди уже имеют. А если твоя работа направлена на поглощение или слияние, то есть люди получают новый актив или долю в этом активе, то в этом случае цена совсем другая.

Цены растут в силу объективных причин, в силу того, что вообще в этом мире обесценивается все — деньги, металлы. Растет в цене только недвижимость... Ну, и уровень капитализации тоже играет не последнюю роль.

gt;Вы получаете процент, система именно такая?

— Да это не секрет. Существует несколько видов оплаты: retaining fee — ежемесячная оплата погашения расходов (допустим, работают адвокаты, рекламная служба, телефонные разговоры, транспорт и т.п) и success fee, то есть премия по достижению результата. Это цифра договорная, ее нельзя измерять в процентах, долях, акциях…

gt;Бывает, что берете акциями?

— Нет, никогда. Такой принцип мы никогда не используем — это чужой бизнес. И быть даже миноритарными договорными акционерами — это все равно от кого-то зависеть. Ну, и потом, мы же не сможем воевать с этим заказчиком. Это правила приличия.

gt;Государство решило взять под свой контроль рейдерство. Глава Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Анатолий Балюк выступил с такой инициативой…

— Рейдерство — резонансное явление в обществе, а поскольку это касается непосредственно деятельности Госкомиссии на рынке, то кто, как не Балюк, должен был озвучить такую инициативу? Он все правильно сделал, как, собственно, и остальные, которые говорят, что рейдерство — это плохо. Только надо, чтобы они все определились со значением этого слова.

gt;Вы объяснили Балюку это значение?

— Нет, он не особо жаждет моих консультаций. Но он, я думаю, понимает, как человек, который работает на фондовом рынке и в таком непростом органе, что это такое. Сейчас любая скупка более-менее значимых пакетов другой стороной начинает квалифицироваться как рейдерство. А для того, чтобы бороться с «пугалом» по имени рейдерство, нужно знать, как оно выглядит. Можно взять для примера Запад, где рейдерство имеет четкое определение. Рейдерство — это определенное искусство блефа, оно не подразумевает биты и банды по 200 человек, это тонкий юридический шантаж, пиар-шантаж, серые технологии пиара.

gt;Вы готовы стать консультантом комиссии по борьбе с рейдерством?

— Конечно (смеется).

gt;Вы не думаете, что эта комиссия будет попросту решать, в какой конфликт не вмешиваться, а с каким надо разбираться?

— Да, возможно, это и будет комиссия по развешиванию ярлыков. Она будет решать: вот это — рейдерство, а это — нет. А вообще ажиотажа вокруг этой темы можно избежать путем принятия небольшого законодательного и исполнительного пакета мер.

У меня был случай — я купил «Детский мир» у нас в городе (в Днепропетровске — прим. «ВД»). Каждое утро еду на работу по проспекту Карла Маркса, проезжаю мимо «Детского мира». И как-то я задал себе вопрос: «А чей он?» Обе стороны проспекта принадлежат Павлу Ивановичу Лазаренко, я думал, и «Детский мир» его. Потом думаю, — может, не его, проверяю, а там у директора всего 34%, и это — большое поле для маневра. Начинаем большую, мощную, агрессивную скупку, людям по $200 за акцию в руки — моментально выходим на 20%. Директор начала метаться, организовывала свою скупку, но не смогла, неопытная. В итоге она «продалась» нам.

«ФПГ никогда не смогут договориться надолго»

gt;Остаются ли сегодня возможности для рейдерства на крупных предприятиях? Кто вероятный претендент «на разрыв»?

— Возможно, «Укрнафта». Но если это и будет делаться, то, скорее всего, руками государства. Там, кроме «Привата» и государства, фактически никого нет.

gt;«Приват» хотят склонить к продаже «Укрнафти»? Вам делали официальные предложения?

— Хотят. Когда склоняют, официальных предложений не делают.

gt;Охарактеризуйте отношения «Привата» и нынешнего правительства, в фаворитах у которого — другие ФПГ…

— Это не корпоративная, а торговая война. И в ней нельзя винить всех «регионалов». У них есть свои какие-то течения, группы, и у этих групп есть свои интересы.

Неправильно отождествлять и все конфликты вокруг «Привата» с именем Ахметова. Там есть еще и Андрей Клюев, и Владимир Бойко, и Николай Азаров. Вот нам перестали возмещать НДС. А при «оранжевом» правительстве нам его стабильно возмещали...

gt;Теоретически, может ли «Приват» выйти из «Укрнафти» за хорошие деньги? Сколько стоит «Укрнафта»?

— Да, конечно. Готовы продать все, кроме близких и Родины. Стоимость я не разглашаю.

gt;Какова ваша доля? Есть пути договориться?

— У группы «Приват» более 42%. У меня лично 12,5 тыс. акций, которые я купил на заре приватизации за собственные средства.

«Укрнафта» — такое предприятие, что какая власть ни приходит, тут же начинает давить на нас. Это наша ахиллесова пята, ведь у нас нет контроля над предприятием. Но есть достаточно крупный пакет, с которым надо считаться. И это то место, где обычно любая система, любая власть пытается шантажировать, заниматься рэкетом, рейдировать «Приват».

Мы готовы работать и договариваться в бизнес-поле, но не в поле технологий по «наклонению».

gt;«Привату» было бы интересно, чтобы на смену нынешнему главе правления ОАО «Укрнафта» Игорю Палице пришел человек, близкий к Юрию Бойко?

— Нет. Мы считаем, что сейчас компания действительно хорошо структуризована, ведет нормальный бизнес. Я считаю, что мы этой компанией управляем как своим бизнесом. Мы развиваем компанию и честно вкладываем в нее деньги. Там нет воровства, откатов, протекционизма, необоснованных кредитов. Государство должно это ценить и дать работать и в своих интересах, и в наших.

Мы увеличили капитализацию компании: она имеет свою сеть заправок, свою добычу, свою нефтебазу. В ее составе не хватает еще нефтепереработки.

gt;«Приват» может ее туда привнести…

— Может. Но зачем? «Укрнафта» еще не достигла пика своего роста, и мы хотим ее развивать, чтобы это была public company, которая будет привлекать инвесторов.

gt;Как вы можете прокомментировать войну между поставщиками и потребителями железорудного сырья? Как можно разрешить проблему избытка ЖРС у одних украинских ФПГ и дефицита — у других, что и является причиной таких войн?

— Есть дисбаланс: одни группы владеют металлургическими активами, но не владеют сырьевой базой, другие — наоборот. Если, скажем, у Ахметова (владельца Северного и Центрального ГОКов — прим. «ВД») излишек ЖРС, то у «Привата» достаточно ЖРС, но недостаточно метактивов, как и у Новинского. У ИСД, Бойко (ММК им. Ильича — прим. «ВД») есть метактивы, но нет ЖРС, у «Запорожстали» есть метактивы, но нет сырьевой базы. Хотя рядом с ними находится «Запорожкокс», который принадлежит Ахметову. До тех пор, пока эти группы не найдут общего языка, конфликты будут продолжаться.

gt;Будут ли металлургические игроки оспаривать друг у друга контроль над профильными активами для построения вертикально интегрированных холдингов?

— Я не думаю, что здесь будут войны, скорее, будут достигаться договоренности о распределении активов. Может быть, это произойдет в скором времени.

gt;Есть ли шансы у украинских ФПГ объединиться и остановить экспансию российского капитала?

— Я думаю, что группы никогда не смогут договориться надолго, договоренности могут быть ситуативными. Ведь у каждой группы выстроились свои отношения с политическими элитами. Экспансия российского капитала неизбежна. Россияне будут стремиться скупать все отраслями. И у России есть гораздо более серьезные ресурсы для этого, чем у всех украинских ФПГ вместе взятых.

gt;Остановить их возможно?

— Только движением компаний на Запад. Но времени осталось мало.

Беседу вел Алексей Бутман


Источник: “http://www.dsnews.ua/politics/vdart1549”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя